PREV На содержание. NEXT

9. "Я жил некогда без Закона" (Продолжение Седьмой главы).

Прежде, чем мы продолжим изучение Седьмой главы Послания к Римлянам, вспомним о том, что апостол Павел был римским гражданином и очень, как для того времени, образованным человеком и, получив хорошее начальное образование в родном Тарсе, славившемся своими мыслителями, а затем "при ногах Гамалиила" (Деян.22:3), обладал, по словам его современников, "большой ученостью" (Деян.26:24). Без сомнения для него были доступны творения великих философов и ораторов древности : Сократа, Платона, Аристотеля, Цицерона. Прекрасно владея ораторским искусством, Павел широко использовал различные стилистические приемы риторики и логики для более глубокого и образного убеждения слушателей, для более четкого и осязаемого изложения сути объясняемых явлений. И естественно, что в своем Послании к Римлянам – самом большом из всех посланий, в котором наиболее систематично и глубоко изложены главнейшие положения христианского учения – он не мог не пользоваться специальными приемами и оборотами речи для донесения до аудитории всей глубины и емкости учения, полученного им от Бога. Здесь мы конечно же не будем производить лингвистический анализ всего текста посланий Павла, но о двух наиболее ярких и впечатляющих приемах сказать необходимо.

К примеру, для более четкого и объективного понимания поведения преступника оратор (лектор) разбирает и анализирует его поведение в момент (до или после) совершения преступления. При этом он говорит : "Допустим я – преступник. Что я буду делать тогда-то и тогда-то, или как я себя буду вести, или о чем мне лучше всего беспокоиться, чтоб не попасть в поле зрения блюстителей порядка ? Я пойду туда-то, я сделаю то-то, потому что я думаю о том-то…" Далее следует анализ поведения или внутреннего состояния преступника в точки зрения, якобы, самого преступника. Естественно, оратор не есть преступник, хоть он и говорит, на пример : "вот я убил или ограбил…", но для более четкого понимания мотивов поведения человека важно, говоря иными словами "влезть в шкуру другого человека" и тогда, когда ты станешь смотреть на окружающий мир "его" глазами, тебе легче будет разобраться с логикой этого человека и, следовательно легче понять его мотивы и, возможно, ты сможешь предугадать его поведение. Подобный прем можно было бы назвать "Местоименная персонализация явления". То есть вести изложение как бы от первого лица ( "я", "меня", "мне"). Более того, другая сторона этого приема : повествование, якобы, в адрес конкретного "реального" слушателя, обращение, как бы к "реальному" оппоненту, которое происходит в, опять же якобы, "реальном" диалоге двух лиц. Этот прием широко использовался Платоном в его знаменитых "Диалогах" как основной способ изображения характеров персонажей и развития явлений. В этом случае используется местоимение второго лица ( "ты", "тебя", тебе" ). К стати, этот же прием "местоименной персонализации" применен и в подчеркнутом предложении текущего абзаца (см. выше), что позволило более четко и более заинтересованно донести абстрактному читателю (или аудитории) важную для понимания явления мысль. Этот стилистический прием имеет важную особенность : если заменить персональные местоимения – "я", "меня", "мне" или "ты", "тебя", тебе" – абстрактным словом "человек" (или, в контексте явления – "преступник" и т.п.), то при этом конкретика явления или характера отойдет на второй план и явления будут восприниматься более отвлеченно, более абстрактно, не так ярко и не так глубоко трогая потенциального читателя или аудиторию, хотя сам смысл, идея передаваемой информация не измениться.

В первый раз этот прием применен Павлом во второй главе Послания к Римлянам : "Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же. Неужели думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие дела и (сам) делая то же? Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога" (Рим.2:1-5). Давая понять каким приемом он пользуется, Павел в некоторых местах четко указывает соотношение местоимения "ты" с абстракцией – "человек". Таким образом мы четко понимаем, что Павел в данном послании обращается не к конкретному человеку в слушающей аудитории и даже не ко всей совокупности слушающих, желая его или их вразумить, а раскрывает глубокие, фундаментальные понятия Человека вообще, Человека как творения Божего, Человека как действующего лица в "театре" под названием "Мир". На этом Павел конкретно акцентирует внимание аудитории в самом начале изложения : "неизвинителен ты, всякий человек" – речь идет о "всяком" человеке, то есть о Человеке вообще, о Человеке как явлении, будь то иудей, христианин или язычник. Павел, анализируя явления грехопадения, пришествия Закона, сошествия Благодати, говорит о ВСЕХ людях, ибо эти явления равно затрагивают Всех людей, находящихся в этом мире, ибо Все люди сотворены по Одному образу и подобию и, следовательно во всех людях действуют Одинаковые законы и все люди будут судится и миловаться по Одному принципу.

Возвращаясь к Седьмой главе, мы сделаем шаг назад и продолжим изучение, еще раз обратившись к уже рассмотренным стихам, но уже не с точки зрения соотношения Закона и Греха, о котором речь пойдет чуть позже, а обратим внимание на то, о ком Павел пишет и о каком времени идет речь.

Итак, с пятого стиха. "Когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти; но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве" (Рим.7:5-6). В данном отрывке речь явно идет о настоящем времени, т.е. о времени прихода Благодати. Люди жили по плоти, а не по Духу со страстями греховными, которые обнаруживались Законом. Здесь Закон воспринимается как нечто существующее, на фоне которого рассматриваются все происходящие события, таким образом речь идет об иудеях (Народе Израиля и о самом Павле, но до познания Христа), которые жили под Законом и по нему мерили свою жизнь. После говориться о принятии Христа, освобождении от Закона и о жизни в обновленном духе : "но ныне умерши для Закона..."

А вот далее (стихи 7 и следующие за ним, вплоть до окончания главы) – совсем другие акценты. Здесь Павел пользуется формой платоновского диалога. Этот прием риторики Павел уже не раз употреблял для раскрытия сути какого-либо явления, для объяснения какого-либо фундаментального положения. Так, в 6 главе, где речь идет роли Благодати, пришедшей на смену Закону, Павел спрашивает : "Что же? станем ли грешить, потому что мы не под законом, а под благодатью?" (Рим.6:15). И тут же сам и отвечает : "Никак." А далее идет объяснение, растолкование почему именно так, а не иначе. "Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь" (Рим.6:16). И вправду, это утверждение есть аксиома, общее утверждение, прилагаемое к ЛЮБЫМ обстоятельствам, постулат, касающийся ВСЕХ отношений повиновения и служения кого-либо кому-либо. И это растолкование лишь косвенно касается сути самого рассматриваемого вопроса, говориться о том же явлении, но применительно к подобному Явлению Вообще, рассматривается отвлеченная модель поведения и действия имеющих характер общих утверждений, ни как не связанных с конкретным вопросом, но, вследствие логических умозаключений (рассуждений) о котóром, мы неизменно возвращаемся к его исходному определению, показывая тем самым логичность наших рассуждений и, следовательно, истинность выдвинутых постулатов, что и составляет суть Дедуктивного метода исследования, восходящего к трудам Аристотеля. Так же и в 7 стихе исследуемой главы Павел использует абстрактный "диалог" : "Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил : не пожелай." (Рим.7:7). И далее, как и в 6 главе, идет абстрактное рассуждение о Человеке (как явлении), который узнал грех, вернее узнал, что грех есть грех, из Закона, ибо ДО Закона Человек делал грех и не знал что это делать нельзя, не знал, что это есть грех. Человек желал чужого и думал, что так и должно быть, но Закон явился и человек понял, что ТО, что он делал есть грех. Таким образом, начиная с 7 стиха речь уже не идет о присутствующих на собрании в Риме христианах, которым зачитывается послание Павла (как с 1-го по 6-ой стихи ), а говорится о фундаментальных Основах бытия, поднимаются глубочайшие подвалины Жизни и Смерти Человека,

идет теоретическое исследование причин пагубного воздействия Греха и его катализатора – Закона и, следовательно, говорится не о конкретных слушателях, но, используя принцип "местоименной персонализации", повествуется о Человеке как таковом, о Человеке как творении Божием, о его Жизни и Грехопадении, о его ответственности за совершаемый грех и о тлетворном воздействии Греха, находящегося в его членах с того самого момента, как Ева поддалась Дьяволу и Адам пошел на поводу у жены своей, через пришествие Закона как явления в мире и до пришествия Благодати и Спасения, до разрушения дел дьявола.

Но будем двигаться дальше. С 9 по 12 стихи Павел, подобно и нашему изложению, снова и снова возвращается к уже обговоренному вопросу соотношения Закон–Грех–Жизнь, но с совсем другой стороны, желая еще и еще раз растолковать сложные для понимания моменты, как Закон, придя в мир, повлиял на Грех и на греховность Человека. И для того, чтоб помочь человеку-слушателю разобраться в сложных теологических аспектах Павел снова и снова, много раз повторяясь и используя принцип "местоименной персонификации", опять начинает рассуждения с самого начала, с того момента, когда начал действовать пришедший Закон – со времен Моисея. "Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер" (Рим.7:9-10). Павел пишет, что когда-то, т.е. во времена до того как Моисей дал народу Закон, Человек (народ Израиля, потому что речь идет о тех, кому был дан Закон) каким-то образом жил без него (без Закона). Но когда пришла Заповедь – произошло нечто, не вписывающееся в логику понимания простого человека. Грех ожил, а Человек умер ! Неправда ли это событие достаточно впечатляющее, чтоб его можно было поставить Рубиконом

двух эпох, означающее безвозвратный переход от одной (от Адама до Моисея) к другой (от Моисея до Иисуса). [Чуть далее, мы поговорим еще о некоторых явлениях безвозвратно изменившихся при переходе от одной "эпохи" к следующей (см. гл.17 "Власть Смерти….").] И в окончании 10 стиха апостол как бы расшифровывает или преподносит с другой стороны эту жуткую и непонятную формулу (Грех ожил, а Человек умер) с еще более не вразумительной и не воспринимаемой стороны : "и таким образом заповедь, данная для жизни, послужила мне к смерти" (Рим.7:10). Запомните эту последнюю цитату : во Второй части Книги эта фраза поможет увидеть истинный смысл одной из Заповедей, начертанных на Скрижалях Каменных, как главное предупреждение Бога для народа Израиля, которое они так и не поняли вплоть до сегодняшнего дня.

Но вернемся к Седьмой главе. Это парадоксальное следствие пришествия в жизнь Человека Закона Павел объясняет (насколько это можно объяснить) в следующих стихах : "потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею" (Рим.7:11). Дальше – больше : Павел тут же, говоря о пришествии Закона как событии спровоцировавшем восстание Греха и Смерть Человека, вне всякой логики, казалось бы, прославляет Закон : "Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим.7:12). В таких случаях некоторые ученики говорили себе : "какие странные слова! кто может это слушать?" (Иоан.6:60). С Божьей помощью, следуя рассуждениям Павла, попробуем разобраться в его логике и в устоях мира сего, о которых болеет Павел, чтоб донести их до Человеков. Постараемся не просто слушать, хоть и это для некоторых невозможно, но постараемся и услышать Истину.

В этом стихе – Рим.7:12 – Павел еще раз акцентирует на том, что не Закон погубил нас (Людей), но наши грехи, наши греховные страсти, которые обнаружились Законом как лакмусом, они спровоцировали Смерть Человека. Вспомним главное свойство Греха – он притягивает нашу грешную натуру, наше греховное тело, и когда, познав Закон, мы ощутили грех в себе, когда он "ожил", то стал притягивать к себе нашу греховную составляющую еще больше, так сильно, что Человеку было не совладать с этой силой притяжения Греха. Это явление (возрастающее притяжение Греха после открытия этого греха Законом или правилами) очень точно и ясно выражено (как уже говорилось) в народной мирской мудрости : "Правила созданы для того, чтоб их нарушать". Действительно, пока не было создано каких-либо правил, люди иногда нарушали их, не зная того, а иногда не нарушали, но когда правилами стало четко определено что и как должно быть, то тут же, откуда ни возьмись, появляется это непреодолимое искушение нарушить эти правила. Мирская мудрость, охарактеризовав подобное объективное, то есть реальное явление, приписывает его возникновение самим правилам или же тем кто эти правила написал. Но мы теперь понимаем, что ни правила (Закон), ни тем более Автор этих правил (Бог) ни в коей мере не причастны к возникновению нашего греховного порыва к их нарушению, но только и единственно Грех, который этими правилами осуждается. Он и только он есть причина нашего падения, ибо мы живем по плоти с нашими страстями греховными, которые и являются в полной власти Греха, через которые он, как ниточками, нами руководит и приносит свой неукротимый плод Смерти, ибо он притягивает нас, влечет к себе нашу плотскую натуру, наше тело смерти. Как пишет Павел : "Закон пришел и таким образом умножилось преступление" (Рим.5:20). Но, что самое главное, так это то, что ни кто не сможет избавить Человека от этого влияния, от этого притяжения, пока мы не распяли наше греховное тело, пока мы живем плотскими помыслами, пока мы есть плотские, пока в нас живет сам Грех. Итак, Закон свят и добр, но Грех, ожив в нас из-за Закона пробудил в нас страсти греховные, обольстил ими и произвел свой неизменный плод – Смерть.

Далее, опять риторический вопрос платоновского "диалога" для раскрытия очередной важной теологической истины : "Итак, неужели доброе сделалось мне смертоносным? Никак; но грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть, так что грех становится крайне грешен посредством заповеди." (Рим.7:13). Формула глубочайшего смысла : "грех стал крайне грешен посредством заповеди". То есть грех был всегда грехом и зло было всегда злом, но когда на этом не акцентируют твое внимание и зло, и грех не так сильно привлекают. Правда говорят, что "запретный плод сладок". Но когда Законом определено, чтó есть чтó – тогда грех приобретает свою полную силу, тогда его сила притяжения возрастает до своего максимального уровня и ни что уже не в силах совладать с ним. Именно это и подтолкнуло Пророка произнести свои горькие слова : "нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного." (Рим.3:10-12). Эти слова лишь подтверждают всеобъемлющую природу притяжения ко Греху нашей плотской натуры – не это ли главная и основная причина для того, чтоб избавиться от нее, распять ее со всеми страстями греховными, чтоб наконец освободиться от этого поистине "Всемирного Закона Греховного Тяготения". Благодарим Господа нашего, за эту уникальную возможность выйти из Зоны притяжения Греха, переродиться, совлечься старого, притягивающегося ко злу и облечься в новое, свободное от власти Греха и страстей, тело, чтоб Грех уже никогда не имел над нами власти, чтоб нам не поступать по велению дьявола, но служить Духу Святому в новом, святом теле. В 13 стихе 7 главы Павел пишет еще об одной стороне причины силы Греха как такового : "грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть". Очень интересная формула : тó, что из-за доброго причиняет мне смерть – есть Грех. То есть Грех – это то, что даже из доброго делает Смерть. Не об этом ли писал Пророк : "Кáк вы говорите : “мы мудры, и закон Господень у нас”? А вот, лживая трость книжников и его превращает в ложь." (Иер.8:8) ? В этой связи открывается еще одна "ипостась" Греха – грех есть не то, что меня просто убивает, а то что убивает именно из-за того, что я вижу и знаю Добро, то есть грех это такое явление, такое состояние Человека, при котором Человек погибает, когда смотрит на Добро, но не имеет возможности войти в это Добро. (см. главу 20 "Про субботу Господню. Механизм становления Святым".) Грех – это такое состояние при котором Человек погибает из-за того, что видя Добро, остается во Зле, что и провоцирует его Смерть. Грех – есть то, что не пускает Человека из Тьмы во Свет, хотя желание причастности к Добру есть, но возможности такой нет, ибо Грех надежно удерживает этого человека в своем поле тяготения. Человек погибает из-за неразрешимого противоречия между стремлением к Свету, Святости и своей привязанности к Тьме, Злу. Разумом он понимает что Свет – это благо, а тьма – это зло, но ничего не может поделать, никак не может совладать с теми путами, которыми грех приковал к себе Человека.

Поэтому грех стал Грехом, что из-за контраста со Светом погубил Человека, а вернее сказать, что Человек, видя и понимая разумом Свет и Добро, не смог освободиться от влияния сатаны и, оставаясь в таком "разодранном" между Светом и Тьмой положении – погибает : "грех, оказывающийся грехом потому, что посредством доброго причиняет мне смерть". Таким образом в этом, стихе (Рим.7:13), открывается еще одна глубочайшая Истина и Мудрость Бога, явленная нам.

И, как и мы, Павел до окончания главы также, со своей стороны пытается раскрыть смысл своего теоретического высказывания после риторического вопроса 13 стиха. Смотрим далее : "Мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху" (Рим.7:14). Павел, продолжая рассуждения о природе Греха и Смерти, снова хочет обосновать свой главный тезис о том, что пока мы плотские и не распяли в себе грех, пока не переродились в нового человека, то мы мертвые и Грех властвует над нами (в нас). Для этого он идет по методике логического доказательства. Сначала он расставляет все участвующие силы на свои места и называет их своими именами : 1) Закон духовен, ибо он исшел от Бога; 2) Человек плотян, ибо он еще не переродился и есть как "Первый человек – из земли перстный … каков перстный, таковы и перстные … ибо носим образ перстного" (по 1Кор.15:47-49); 3) Человек продан греху, ибо в Адаме мы продали душу греху. А, в отличии от Человека времен закона Моисеева, о котором говорит Павел, христиане "куплены дорогою ценою" (1Кор.6:20), а апостол Петр уточняет : "со страхом проводите время странствования вашего, зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца" (1Пет.1:17-19). Кто же пока не выкуплен из Греха драгоценной Кровию, о том и речь в Рим.7:10-24, ибо он остается проданным греху и плотским страстям, как следствием пробужденной Законом греховной натуры. И на примере этого же человека, не знающего Иисуса, т.е. живущим под Законом, Павел продолжает объяснять ученикам из Рима (и нам, живущим в XXI веке) как доброе (Закон), якобы, сделалось Человеку смертоносным (или другими словами – почему Человек умер и остается мертв, пока он под Законом, а не под Благодатью), раскрывая основы устройства мира, для полнейшего познания Истины, которая сделает нас свободными и, одновременно, предостерегая нас о том, что если мы находимся в состоянии, описанном в Рим.7:10-24 (т.е. когда мы живем по плоти, борясь со страстями греховными, будучи плотскими и проданными греху), мы до сих пор есть под властью Греха и не приняли Духа, который освобождает нас, выкупает нас Кровью Иисуса из рабства Смерти, в котором пребывает плотской человек на которого воздействуют Закон, Грех и Смерть. Итак, на примере плотского, проданного греху человека, Павел продолжает : "Ибо не понимаю, что делаю : потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю" (Рим.7:15). Человек не может осознать, понять, чтó с ним происходит и почему он, зная чтó есть добро все равно делает не то, что хочет. То есть разумом он понимает, что то или иное дело – зло и грех, но тем не менее продолжает совершать подобное. Причину непонимания объяснить можно слепотой, которая идет от греха, жестоковыйностью, которая есть порождение того же Греха. Человек до Христа был "свободен от праведности, потому, что был рабом Греха" (по Рим.6:20). Когда же Человек просит Духа Святого у Отца, то он, получая Духа, одновременно "открывает" глаза и "узнает" Истину, которая освобождает [выкупает] его от Греха, ибо упраздняется (распинается, уничтожается) греховная составляющая, после чего он обретает "понимание" и более не способен совершать произвольный грех, "ибо понимает что делает – поэтому делает то, что хочет (Добро), а то чего ненавидит (Зло), то не делает" (антитеза

к Рим.7:15), ибо "семя Его пребывает в нем и он не может грешить, потому что рожден от Бога" (1Иоан.3:9). И далее Павел проводит некую условную разделительную черту, которая позволяет, или вернее сказать оставляет шанс ЛЮБОМУ грешнику на прощение : "Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех" (Рим.7:16-17). Замысловатое высказывания апостола означает и раскрывает милость Бога к Его творению – Человеку. Эта милость заключается в том, что, по словам Павла, не сам Человек поднял руку на Господа, ибо в таком случае Человек был бы сродни Падшему Ангелу и НИКОГДА не имел бы прощения, как бывший верховный Ангел Люцифер

и треть ангелов, которые пошли за ним. Но, "покорившись не добровольно" (Рим.8:20), Человек дистанцируется от Зла, по сути своей оставаясь вне Зла, тем самым не потеряв самой возможности очищения от Греха и приобщения к Святому, когда он "освобожден будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих" (Рим.8:21). И в этом главный "просчет" сатаны : он так и не смог подчинить себе сущность Человека, его первооснову, его нутро само по себе. Единственное, что он был в силах сделать, так это "внедрить" в плоть Человека "страсти греховные", которые и спровоцировали его смерть, но ничего не сумев сделать самой сути Человека, никак не сумев повредить тому, что было создано по Образу и Подобию. В этом наша главная и единственная защита и, следовательно, основа веры, что "врата Ада" никогда не будут иметь полной и окончательной победы. Именно в этом наша Надежда и Упование на Господа. Именно в этом основа Человеколюбия Отца нашего : "Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию" (2Пет.3:9). Человек же сам не соединился с Грехом в одно целое, а лишь "соседствует" с ним в одной телесной оболочке, в одной плоти. И именно этот факт свидетельствует нам, что каждый имеет еще свой день "ныне" (Евр.4:7), чтоб сбросить с себя иго Зла, совлечся бремени страстей и похоти, распять свое тело греховное, освободится от власти Тления и Смерти. Итак, не погибло безвозвратно дело Божее, потому что Человек "соглашается с законом, что он добр", ибо внутренняя суть человека стремиться к Добру и Свету, хотя может сам Человек и не замечает этого, не может или перестал замечать,

что и привело его к духовной слепоте и отрыву от действительности, "ибо не понимает, что делает" (Рим.7:15), вернее сказать не понимает почему это он так делает. В 17 стихе Павел совершенно определенно описывает эту дистанцию между самою сутью Человека и Грехом : "поэтому уже не я делаю то, но живущий во мне грех" (Рим.7:17). То есть четко стоит разделения между "Я" и "Грех". Эта дистанция ни в коей мере не может оправдать Человека в его соглашательстве с подобным соседством, откуда идут все греховные помыслы и поступки, за которые ему придется отвечать. Более того, если человек допустил соседство с Грехом, то в этом же "сосуде" ни как не может одновременно обитать и Дух Святой, освящая это тело и превращая его в Храм Бога, "ибо какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живого, как сказал Бог : вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом" (2Кор.6:16). То же самое следует и из слов Иакова : "один источник не может изливать соленую и сладкую воду" (Иак.3:12). И как же так происходит, что "из тех же уст исходит благословение и проклятие : не должно, братия мои, сему так быть" (Иак.3:10). Не должно сему так быть ! А Иисус, обличая лицемеров, прямо и жестко говорит : "Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста" (Матф.12:34). Если в нашем Храме (в том, что должно быть Храмом, ибо строение становиться храмом, когда Дух Бога вселяется в него) живет Грех, который и властвует над нами и управляет всеми нашими поступками, то мы не можем не быть злы, потому что в этой части "план" дьявола работает безотказно – если в плоть внедрены страсти греховные и человек не распял их, то он полностью во власти Греха и не может говорить доброе, "ибо от избытка сердца говорят уста". Таким образом, Иисус четко и недвусмысленно определил, что "нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый, ибо всякое дерево познаётся по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника" (Лук.6:43-44). Если во плоти живет Грех, то там нет Духа, ибо "какая совместимость храма Божия с идолом ? ". Ему же вторит и Иоанн : "Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире" (1Иоан.4:4). Из последней цитаты – вопрос : кто же в нас, "детях Божих" ? – Грех, как якобы следует из Рим.7:17 ("а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех") ? Никак ! Иоанн четко пишет о Духе Святом. Об этом же говорил и Елисей своему слуге : "не бойся, потому что тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними" (4Цар.6:16). А в послании галатам Павел прямым текстом указывает : "Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос" (Гал.2:19-20), о чем он так же прямо говорит и в послании римлянам : "ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу" (Рим.6:22). Итак, в нас нет греха и мы не делаем то, чего ненавидим, а делаем то, что угодно Богу, потому, что Дух Святой, который в нас больше "духов злобы поднебесной" (Еф.6:12), которые вне нас. Грех и его отец, дьявол, есть вне нашего тела, ибо в нашем теле обитает Бог и Семя Его и мы не можем грешить ! (по 1Иоан.3:9). Такое категоричное заявление Иоанна подталкивает нас снова и снова перечитать первую и третью главы, в которых речь идет о непроизвольном грехе, который прощается нам смертью Иисуса и о которых пишет Иоанн, что молитесь и Бог простит эти грехи, но "есть грех к смерти : не о том говорю, чтобы он молился" (1Иоан.5:16) – предупреждает апостол, говоря, что о Произвольных грехах тут вообще речи не может идти. А, следовательно, в 1Иоанн.3:9 речь идет о том, что мы не можем грешить Произвольными грехами. И опять эта формулировка : "не можем", то есть не имеем такой физической возможности. Не умеем грешить произвольно. Как те были "свободны от праведности" (Рим.6:20), так мы "ныне" свободны от Произвольного греха и не можем произвольно грешить.

Окончание главы.
Besucherzahler
счетчик посещений